Главная Мы предлагаем М.И.Л.И.Ф. Команда и контакты
 

§ Узбекистан


Республика Узбекистан

По данным Государственного комитета по статистике республики, общий объем товарооборота Узбекистана в 2010 году увеличился на 27,4 процентов и впервые за период существования рыночной экономики составил 14,2 трлн. долл. США. Доля экспорта при этом составила 9 трлн. долл. США (рост 40,7 процентов), а доля импорта - 5,2 трлн. долл. США (9,5%). Как подчеркнули в Госкомстате, в результате опережающего роста экспорта, положительное сальдо во внешней торговле составило 3,8 трлн. долл. США.

Статус экономики: сырьевая, обрабатывающая.

Источник: http://gallery.hutor.ru/images/details.php?image_id=3628

КФР.
В общем объеме экспорта преобладают энергоносители (доля 20,2%) и хлопко-волокно (12,5%). Доля экспорта товаров потребительского назначения составила в 2010 году 8,0 процентов (7,2% по итогам 2006 года). Доля экспорта машин и оборудования увеличилась с 10,1% до 10,4%.
Узбекистан, как по запасам урана, так и по его производству, входит в первую десятку стран мира. По данным Госкомгео Узбекистана, основу урановой минерально-сырьевой базы страны составляют 27 месторождений, находящихся в Кызылкумском регионе. Достоверные совокупные запасы урана в них оцениваются примерно в 55 тыс. тонн.
В минерально-сырьевой базе урана республики представлены месторождения двух типов - песчанникового и черносланцевого. Месторождения песчаникового типа разрабатываются Навоийским горно-металлургическим комбинатом (НГМК). Узбекистан не является потребителем урановой продукции, и весь произведенный уран экспортируется через американскую компанию Nukem Inc.
Сверхприбыль от экспорта сырьевых продуктов, в первую очередь, хлопко-волокна и природного газа, правительство страны намерено направить на создание нового узбекского экспортно-импортного банка. Подобный финансовый институт должен будет оказать содействие развитию внешней торговли и привлечению инвестиций в экономику Узбекистана. Соответствующие консультации по созданию банка уже ведутся с финансовыми экспертами из международных финансовых институтов.
Индия и Пакистан пытаются разрушить монополию России на экспорт газа из Центральной Азии
Надежды России на то, что ее согласие закупать газ в Туркменистане, Казахстане и Узбекистане по европейским ценам позволит ей сохранить транзитную монополию на экспорт газа из этого региона, могут не оправдаться. Все больше стран, в том числе и относимых недавно к числу союзников России, вынашивают планы по строительству новых газопроводов из Центральной Азии. Вслед за Китаем и Евросоюзом к строительству газопроводов из Туркменистана готовятся приступить Пакистан и Индия.
Спрос на туркменский газ становится поистине ажиотажным - не проходит и месяца, чтобы в Ашхабад не приехала с новыми предложениями какая-нибудь делегация либо вопрос строительства новых трубопроводов не обсуждался на межправительственном уровне другими странами.
Напомним, что 5 апреля 2011г. между Министерством нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана и Министерством нефти и природного газа Индии был подписан меморандум о взаимопонимании в вопросах сотрудничества в области нефти и газа. Согласно документу, Индия будет добывать природный газ в Туркмении и транспортировать его по Трансафганскому газопроводу, который пройдет через Афганистан и свяжет туркменские месторождения с потребителями в Пакистане и Индии. Кроме этого предусматривается возможность строительства завода по производству сжиженного природного газа (СПГ). Документ был подписан в рамках визита в Ашхабад вице-президента Индии Хамида Ансари, который посетил и крупнейшее газовое месторождение Туркмении - Довлетабад, рассматриваемое как источник будущего регионального трубопровода. Таким образом, проект Трансафганского газопровода, мощность которого оценивается примерно в 30 млрд. кубометров газа в год, принимает все боле четкие очертания.
Не снижает своей активности на туркменском направлении и Евросоюз, который не спешит хоронить свой проект Nabucco, призванный снизить гегемонию России в поставках газа в Европу. Появление новых маршрутов транспортировки углеводородов дает преимущество центральноазиатским государствам: если сегодня большая часть газа идет либо через Россию, либо под ее контролем, то завтра - с появлением ответвлений в сторону Китая, Ирана или той же Индии с Пакистаном - этот контроль в значительной степени будет утерян.
Как известно, "Газпром" заключил долгосрочное соглашение о закупках туркменского газа: начиная с 2010 года поставки на уровне 50 млрд. кубометров в год с запланированным в дальнейшем увеличением до 80 млрд. кубометров в год.
Кроме того, у Туркменистана с Китаем есть соглашение о начале поставок 30 млрд. кубометров газа ежегодно. Ашхабад также обязался поставлять газ Ирану - 8 млрд. кубометров в 2011 году и 14 млрд. кубометров - в 2012г.
Среди новых проектов значатся строительство Прикаспийского газопровода в сторону Казахстана и России мощностью 30 млрд. кубометров в год, а также обходные европейские проекты - Транскаспийский газопровод мощностью до 30 млрд. кубометров, который будет снабжать газом значащийся пока только в планах газопровод Nabucco. В итоге будут построены трубопроводные мощности, которые позволят поставлять из Туркменистана на экспорт свыше 200 млрд. кубометров газа в год.
Впрочем, как считают эксперты, есть целый ряд факторов, которые могут помешать реализации далеко идущих планов Ашхабада. Главный - отсутствие точных данных о запасах газа в стране. Сейчас называются цифры от 8 трлн. до 20 трлн. кубометров, но есть и более консервативные оценки. Например, по данным BP Statistical Review of World Energy, доказанные запасы Туркмении составляют всего 2,9 трлн. кубометров.
Отметим, что сейчас Туркменистан добывает менее 70 млрд. кубометров газа в год, а в декабре-январе Ашхабад, сославшись на ремонтные работы, был вынужден прекратить поставки газа в Иран, что вызвало громкий международный скандал. Из-за сбоев в Туркменистане Иран прекратил снабжать газом Турцию, после чего отказался от закупок газа в Туркменистане. Одновременно недопоставки газа из Центральной Азии ощутил "Газпром", который перепродает его через посредников Украине.
Другая проблема - отсутствие инфраструктуры по доставке сырья. В настоящее время необходимых мощностей для транспортировки у Туркмении нет. Что же касается Трансафганского газопровода, то его реализация пока под большим вопросом. К тому же помимо транзитных проблем у Индии и Пакистана есть комплекс других нерешенных политических вопросов. Так что проект будет готов еще не скоро.

Источник: http://www.wise-travel.ru/eurasia/asia/all-foto-c.html?n=9

ЭИТ. С начала 2011 года в Узбекистане произошли значительные перемены в налоговой сфере, напрямую затрагивающие нефтегазовый сектор страны и работающих в нем иностранных инвесторов. И если новый Налоговый кодекс, введенный в действие с 1 января, всего лишь внес больше ясности в уже знакомые правила игры, то начавшееся с 15 марта взимание налога на сверхприбыль от экспорта газа существенно ослабило финансовые перспективы иностранных инвесторов, ведущих в Узбекистане разработку газовых месторождений.
Правда, столь радикальные перемены не затронут проекты на условиях СРП и, соответственно, основные интересы российских компаний. А участникам СП остается уповать на некоторое ослабление налоговой нагрузки в будущем, ведь ставки пересматриваются ежегодно.
Последние перемены резко повышают привлекательность режима СРП. Но, надо думать, и существенно укрепляют переговорные позиции Узбекистана. В безусловном выигрыше оказались компании, успевшие заключить СРП до 2011 года.
Появление нового Налогового кодекса, подготовка которого неспешно велась в течение нескольких последних лет и завершилась в конце 2010 года, не обещало радикальных перемен. В принципе, НК оправдал эти ожидания. Но кодекс так и не стал исчерпывающим документом прямого действия - он определяет рамочные правила, а наиболее принципиальные моменты налоговой политики оставлены за президентом и правительством.
Практические последствия такого подхода к формированию налоговых правил игры не заставили себя долго ждать. Уже через несколько дней после принятия парламентом нового НК глава государства ввел налог на сверхприбыль от экспорта газа. Правда, НК не позволил начать взимание этого налога с начала года - нововведение пришлось отложить до середины марта.
Впервые налог на сверхприбыль был легализован в налоговом законодательстве Узбекистана в 2004 году. Правда, тогда он распространялся только на экспорт рафинированной меди и только на одно предприятие - ОАО <Алмалыкский горно-металлургический комбинат>.

В новом Налоговом кодексе этому нетрадиционному налогу посвящена специальная глава, что, однако, не добавило особой ясности правилам игры. В НК сказано, что плательщиками налога на сверхприбыль являются "недропользователи, осуществляющие добычу отдельных полезных ископаемых", а также юридические лица, осуществляющие "производство отдельных видов продукции, производимой из полезных ископаемых". При этом плательщиками налога на сверхприбыль не являются недропользователи, осуществляющие деятельность по соглашению о разделе продукции.
Объектом обложения налогом на сверхприбыль "является часть дохода налогоплательщика за отчетный период". Налогооблагаемая база определяется "как разница между расчетной ценой, установленной законодательством, и ценой реализации" (очевидно, наоборот: между фактической и пороговой ценой). В НК также зафиксировано, что перечень полезных ископаемых и видов продукции, облагаемых налогом на сверхприбыль, равно как порядок исчисления и уплаты налога, устанавливаются законодательством.
Все перечисленное выше - практически полный текст главы НК, посвященной налогу на сверхприбыль. Минимум содержательной информации, практически не ограничивающий возможностей устанавливать правила игры подзаконными актами.
Впрочем, уже ко времени опубликования нового НК многое прояснилось - благодаря изданному президентом Узбекистана 12 декабря 2010 года постановлению NПП-74А "О прогнозе основных макроэкономических показателей и параметрах Государственного бюджета Республики Узбекистан на 2011 год". Аналогичные постановления глава государства издает ежегодно и, по сложившейся в Узбекистане традиции, именно в них задаются базовые параметры налоговой системы на ближайший год - прежде всего, уровень налоговых ставок и, когда это необходимо, перечень налогооблагаемых объектов. Именно этим документом налог на сверхдоходы был распространен на добычу газа.
Но интрига сохранялась до марта, когда было опубликовано Положение о порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на сверхприбыль на природный газ - совместный труд Министерства финансов и Государственного налогового комитета РУз. Ведь из постановления главы государства не было понятно, ни с какого времени вводится налог на сверхдоходы от добычи газа, ни по какой схеме он будет взиматься. Только базовые параметры:
- ставка 75%,
- налоговая база - свыше 100 долл. США за 1000 м3.
И еще примечание: "Хозяйствующие субъекты - плательщики налога на сверхприбыль - часть сверхприбыли, остающуюся в их распоряжении после налогообложения, зачисляют в полном объеме на специально открываемые инвестиционные счета. Средства с указанных инвестиционных счетов расходуются исключительно по согласованию с Министерством экономики и Министерством финансов Республики Узбекистан на финансирование инвестиционных проектов, одобренных к реализации в установленном порядке, обслуживание кредитов, привлеченных для реализации инвестиционных проектов, а также на модернизацию и техническое перевооружение основного производства".
Инструкция разъяснила, что налог берется с выручки от реализации природного газа на экспорт, превышающей 100 долл. США за 1000 м3. Это и есть сверхприбыль. При этом положительная разница между ценой реализации в пределах 100 долл. США за 1000 м3 и себестоимостью продукции облагается по ставке обычного налога на прибыль (в 2011 году - 10%), а 75% экспортной выручки, превышающей указанное пороговое значение, должны перечисляться в республиканский бюджет в форме налога на сверхприбыль.
Но и это не все. Оставшиеся 25% сверхприбыли одновременно с уплатой налога должны зачисляться на специальный инвестиционный счет. Формально эти деньги остаются в распоряжении предприятия-экспортера. Однако потратить их можно только на развитие основного производства или на обслуживание кредитов. Да и то лишь в том случае, если предприятию удалось заручиться согласием на это двух солидных министерств - экономики и финансов.
Таким образом, как бы ни росли экспортные цены на узбекский газ, его производители не получат за него более 100 долл. США за 1000 м3. Складывается ситуация, аналогичная с российским налогом на добычу полезных ископаемых по нефти - по мере роста фактической экспортной выручки прибыль, остающаяся у добывающих его компаний, будет снижаться. Ведь дорогой газ потянет за собой и повышение тарифов на трубопроводном транспорте, и увеличение других расходов - себестоимость будет расти, а чистая прибыль, соответственно, уменьшится.
В России такая практика привела к утрате интереса нефтяных компаний к наращиванию объемов добычи жидкого углеводородного сырья - на фоне очень высоких мировых цен на нефть замедление темпов роста добычи постепенно переросло у ряда компаний в снижение абсолютных объемов нефтедобычи. В Узбекистане столь острая реакция на отсечение сверхприбыли вряд ли возможна.


Источник: http://www.uniuniver.com/gallery/RRR/samarcand.html

ПФ. Введение налога на сверхприбыль от экспорта газа можно назвать поворотным моментом во взаимоотношениях Узбекистана с иностранными компаниями, инвестирующими в разведку и разработку газовых месторождений.
До последнего времени таким компаниям предлагался режим наибольшего благоприятствования.
Закон "О дополнительных мерах по стимулированию привлечения прямых частных иностранных инвестиций", действующий с 2005 года, содержит широкий перечень налоговых и иных преференций, призванных стимулировать инвестиционную активность. Право на существенные льготы получили предприятия, в уставном капитале которых доля иностранцев не менее 50%. Льготы предусматривают освобождение от уплаты налога на прибыль по основной деятельности и на имущество, от отчислений в дорожный фонд, ряда других бюджетных выплат. Кроме того, убытки от основной деятельности, возникающие у создаваемых СП, переносятся на срок до пяти лет равными долями для погашения за счет прибыли в годы, следующие за отчетным периодом, когда деятельность была убыточной.
Как уже указывалось, налоговые нововведения не затронут уже начатые в предыдущие годы крупные отраслевые проекты с участием иностранных инвесторов. Такие проекты осуществляются на условиях СРП (главным производителем и экспортером газа в республике является государственная компания "Узбекнефтегаз", она же - партнер во всех СП с иностранным участием.), что предполагает стабильность правил изъятия причитающейся государству части выручки от реализации продукции в рамках особого налогового режима, который не предусматривает уплаты налога на сверхприбыль.
Контакты с Россией. Российские компании, вошедшие в крупные и наиболее перспективные проекты на территории Узбекистана, заблаговременно обусловили свою инвестиционную деятельность работой на принципах раздела продукции. ЛУКОЙЛ на условиях СРП ведет Кандымский проект в Бухарской области. Недавно приобретенная ЛУКОЙЛом группа SNG Holdings Ltd. также работает в Узбекистане на условиях СРП. Стабильность правил распределения будущих доходов от реализации крупного проекта в узбекской части Аральского моря, в котором наряду с ЛУКОЙЛом участвуют в качестве иностранных инвесторов корейская, китайская и малазийская компании, также защищена вступившим в силу соглашением о разделе продукции.
"Газпром" имеет подписанные СРП по проекту восстановления добычи газа на месторождении Шахпахты и соглашение об основных принципах и положениях СРП по месторождениям Урга, Куаныш и Акчалакской группы (оба проекта - в Устюртском регионе). Теоретически незавершенный процесс подписания СРП по второму проекту позволяет Узбекистану настаивать на корректировке условий раздела продукции в связи с изменившимися базовыми правилами налогообложения. Но вряд ли такой шаг уместен в отношении "Газпрома", остающегося крупнейшим импортером узбекского газа.

Справочно. По ходу рыночных реформ банковская система Узбекистана оказалась "локомотивом" в осуществлении реформ в экономике и прошла трудный этап своего первоначального становления. Роль коммерческих банков Узбекистана на национальном рынке ценных бумаг весьма существенна в отличие от других его участников. Причиной тому являются как объективные, так и субъективные факторы.
Объективной стороной роста роли коммерческих банков республики на рынке ценных бумаг является увеличение потребности в инвестициях, так как решение этой задачи позволяет достигнуть роста экспортного потенциала и благосостояния населения страны. Субъективными факторами выступают формирование банков в виде акционерных обществ и их особое внимание к собственным ценным бумагам, а также к ценным бумагам других эмитентов.
Роль коммерческих банков республики на отечественном рынке ценных бумаг также характеризуется и тем, что коммерческие банки, имеющие лицензии на осуществление банковской деятельности, вправе осуществлять профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг в качестве инвестиционного посредника, управляющего инвестиционными активами и инвестиционного консультанта. При этом получение коммерческими банками отдельной лицензии на осуществление указанных видов деятельности не требуется.
Кроме этого, в целях повышения инвестиционной привлекательности ценных бумаг коммерческих банков, с 1 января 2011 года сроком на 3 года освобождены от налогообложения процентные доходы юридических и физических лиц, полученные от размещения на депозиты и в долговые ценные бумаги коммерческих банков на срок выше 1 года.
Однако все еще имеются ряд проблем в деятельности коммерческих банков. Об этом также упомянул глава государства И.А. Каримов, отметив, что коммерческие банки все еще не превратились в эффективные инвестиционные центры, слабо участвуют собственным капиталом в модернизации и технологическом перевооружении предприятий. При этом актуальными остаются задачи резкого повышения уровня капитализации банков, создания гарантий устойчивости банковской системы, надежного денежного обращения, беспрепятственной и полной выдачи банками наличных средств.

По материалам Нефтегазовая вертикаль (Россия) от 04.05.2011г., Тренд (Азербайджан) от 24.06.2011г., Uzreport.com, 10.06.2011г., Независимая газета от 15.04.2011г.

Наши новости и издания

Март 2014
Начата работа над новой статьей А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова, посвященная практике НФТ в разных странах мира, включая Австралию, Индонезию, Южную Корею, США, Великобританию и другие страны мира. Одновременно подходит к концу работа над совместной статьей А. Э. Баринова и О. В. Белой "О системах риск-менеджмента в области инвестиций и инвестиционных проектов в России: право, практика, перспективы". Статья будет завершена в конце этого года. и представлена в ряд российских и зарубежных экономических изданий.
 
Февраль 2014
Подготовлен черновой вариант книги А. Э. Баринова: "Прикладной риск-менеджмент при реализации инвестиционных проектов: право, практика, перспективы (PPP)". После авторской редакции книга будет представлена ряду российских и зарубежных издательств. Отдельные главы книги можно будет вскоре почитать в соответствующих разделах сайта.
 
Январь 2014
В журнале "Финансы и кредит" вышла статья А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова "Об эффективности принимаемых на государственном уровне мер по внедрению новых финансовых технологий в систему экономического развития Российской Федерации". Статью можно почитать в одноименном журнале № 6, февральский выпуск.
 


Новости финансов