Главная Мы предлагаем М.И.Л.И.Ф. Команда и контакты
 

§ "О МОНЕТАРНЫХ ФАКТОРАХ ТОРМОЖЕНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ" (Экономист, 30.04.2011г.)

О МОНЕТАРНЫХ ФАКТОРАХ ТОРМОЖЕНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Экономист, 30 апреля 2011, О. Рогова

 

Инновационная проблематика с ускорением изменений в мировой экономике приобретает все более актуальный характер. В России в отличие от развитых стран, где инновационная ориентация органично встроена в процесс развития экономики, она стала лишь определяющим началом разработки долгосрочной социально-экономической стратегии как альтернативы экспортно-сырьевой направленности.

Инновационное развитие российской экономики выдвигает ряд финансовых проблем. Одна из них - возможность адаптации национальной финансовой и денежно-кредитной системы к ситуации перевода экспортно-сырьевой экономики на инновационный путь. Это требует рассмотрения финансовой и кредитно-денежной системы в единстве и учета качественной ее неоднородности относительно инновационного процесса в его многостадийности.

Для появления инновации, как следует из теории инноваций Й. Шумпетера, нужен не только генератор в виде изобретательских способностей, смелости предпринимателя, поощрительной политики властных иерархий, но и способность среды принять и распространить инновацию. Этот подход просматривается от научного открытия через развитие прикладной науки до реализации его в производстве нового продукта и на рынке спроса (с соответствующей окупаемостью затрат и получением прибыли).

Важность его состоит в реальности воплощения инноваций в жизнь - обеспечении финансовых источников и ресурсов кредитования этого процесса в его целостном и многофазовом развитии.

Решение проблем финансирования и кредитования, а именно реализации инновационного развития российской экономики, связано с преодолением распространенного заблуждения о якобы сформировавшейся в России конкурентной экономике с ее системными механизмами - денежно-кредитным, бюджетным, финансовым. Вместо регламентации формирования такой экономики, введения законодательно-правовых норм, определяющих поведение каждого участника рынка, распространение получил произвол. Очевидно, что в странах с развитой экономикой невозможен вывод из экономического оборота денежных ресурсов при дефиците их на внутреннем рынке под знаком формирования резервного фонда (до 10% ВВП) и фонда будущих поколений. Приоритет - за вложениями в инновационную экономику, определяющую будущее.

Технический прогресс, прерванный реформационными акциями начала 1990-х гг., не получил импульс развития в последующие годы со стороны ожидаемого реформаторами влияния институтов рыночной конкуренции. В странах же с развитой рыночной экономикой деловой мир ориентирован на инновации и распространение новых технологий, особенно в развивающиеся и слаборазвитые страны. Производство новых информационных технологий сочетается с активной политикой "завоевания" рынков сбыта с использованием различных инструментов, включая демпинговые цены, скорость обновления информационных продуктов и др. Быстрое распространение инновационных продуктов, рост импорта информационных технологий обусловлены также притоком валюты на внутренний рынок, его влиянием на укрепление рубля и повышение спроса на данный продукт.

В оценке реальности инновационного развития экономики России важно признание того, что формирование финансовых ресурсов ее не сырьевого будущего зависит от развитости и повышения финансового потенциала экспортно-сырьевого и энергетического секторов экономики, не в последнюю очередь реализации ими инновационной стратегии развития.

В действительности инновационная перспектива обусловлена стартовыми условиями, в значительной степени определяющими силу инерционности или возможности ее преодоления. Ключевой здесь является проблема различия стартовых условий относительно инерционного роста и диверсификации экономики с ориентацией на инновационную составляющую, финансовых возможностей, а именно необходимость перераспределения ресурсов роста в обеспечение инновационной экономики.

Сложность решения этой проблемы заключается в сосредоточении финансовых ресурсов, образуемых в нефтегазовом секторе: в собственности экспортно-сырьевого сектора с определенным нежеланием владельцев осуществлять вложения в инновации; в распоряжении государства в лице финансовой власти (с полной потерей функции эффективного перераспределения ресурсов для обеспечения условий модернизации экономики). Если экспортно-сырьевой сектор имеет собственные финансовые ресурсы развития, то инновационный - высокий потенциал в будущем, что в сложившихся условиях менее привлекательно для инвесторов, чем текущие доходы.

Главным в готовности социально-экономической среды к восприятию инновационного развития российской экономики являются макроэкономические условия, которые к началу 2011 г. показали: достижение к 2010 г. валового внутреннего продукта с начала 1990-х гг. - 102,6%, при росте промышленного производства - 79,1%; инвестиции в основной капитал - 55,4, доля импорта в товарных ресурсах на внутреннем рынке - 326,0% к 1990 г., что делает перспективу инновационного развития весьма проблематичной; состояние социальной сферы, которое лишает инновационную стратегию главного - условий инновационного поведения человека, подавляет склонность к развитию потребностей и спросу на инновационный продукт, с одной стороны, и высоким знаниям - с другой.

Разрыв в уровне среднедушевого дохода 10% богатых и 10% бедных в России составил в 2010 г., по данным официальной статистики, 16,8 раза, по данным Мирового банка - 20 раз. Интеллектуальный слой населения России, определяющий основу экономики знаний, сосредоточен в основном в группах с относительно низким уровнем дохода на душу и ограниченным удовлетворением потребностей, что делает понятной перспективу снижения интеллектуального потенциала в развитии инновационной экономики.

На развитие нано индустрии государство выделяет очень большие деньги (106,4 млрд. руб. в период до 2015 г.). Однако явно недостаточно новых продуктивных идей. Ответ прост: идеи рождают люди с накопленным научным потенциалом не за год и не два. За 15 лет деструктивного реформирования экономики интеллектуальный слой граждан страны был отброшен в группу малообеспеченных слоев населения и продолжает в ней находиться. Видимо, "большие деньги" направляются по каналам, не пересекающимся с интеллектуальным слоем граждан, теми, кто может творить новые идеи. Кроме того, предприятия, выжившие в трудных условиях "перехода" в рыночной экономике, проявляют очевидную склонность к дальнейшему выживанию на основе имеющихся ресурсов, возможностей текущего момента, что, в принципе, для большей части предприятий исключает вложения в инновации.

В России сектор малых предприятий занял изначально нишу в сфере торговли и услуг в отличие от развитых стран, где инновационная составляющая органична деловой активности и среднего, и малого бизнеса. Снижение затрат предприятий на обновление основных фондов и на НИОКР сочеталось с сокращением финансирования научных отраслевых институтов и институтов Академии наук РФ.

Надо признать, что определенные сдвиги последних лет в части государственного финансирования отдельных секторов пока не меняют ситуации. Становление институтов развития, механизмов поддержки высокотехнологичного производства и экспорта, включая развитие венчурных компаний, особых экономически зон, призванных стимулировать перевод экономики на инновационные рельсы, выведено на программный уровень с неопределенной финансовой перспективой. Деятельность Российской венчурной компании носит также в основном характер неопределенной перспективы. Потеря времени здесь равносильна торможению инновационного развития экономики. Показательно, что в России в 5 раз больше ученых на тысячу человек, чем в Китае, в 2,5 раза больше выпускников инженерных специальностей. В то же время на мировом рынке наукоемкой продукции доля Китая достигла 6%, а России - около 0,5%.

Доминанта "стабильности" современного курса социально-экономического развития страны с опорой на финансово-кредитную политику ограничения денежного спроса в действительности означает адаптацию власти к несвойственным рыночной экономике отношениям, в частности: потерю реакции производителя на спрос ростом объемов производства с ориентацией на введение новых технологий; реакцию производителя на рост спроса повышением цен, произвола монополий на рынке предложения.

К примеру, ограничение бюджетного финансирования строительства дорог объясняется возникновением "угрозы" повышения спроса на цемент и опасности роста цен на этот дефицитный продукт.

Адаптация финансовой (бюджетной) и денежно-кредитной политики к сложившимся деформациям в экономике находит проявление в масштабном отвлечении финансовых ресурсов из экономического оборота созданием государственных резервов и фондов: резервного фонда до 10% ВВП в качестве "подушки безопасности" и стабильности вопреки реальности нарастания потребности в ресурсах диверсификации экономики и других фондов.

Нельзя признать нормальным обеспечение устойчивости национальной валюты активами развитых стран в размерах, существенно превышающих необходимый для этого уровень (формирование валютных резервов Банка России, доведение их объема до 400 млрд. долл. к началу 2011 г. с размещением их у нерезидентов и в ценных бумагах иностранных эмитентов). Кроме того, это однонаправленный поток денежной эмиссии по каналам валютного рынка конвертации валютной выручки компаний, преимущественно экспортно-сырьевого сектора или валютных заимствований крупных корпораций и банков.

Неотвратимость тенденции укрепления обменного курса рубля в сочетании с либерализацией валютных отношений и вступлением страны в ВТО определяет угрозу нарастания импорта относительно экспорта с преимуществом сырьевой его составляющей, повышением доли инновационной продукции в импорте и закреплением сырьевой составляющей в экспорте.

В 2010 г. импорт составил 225,3 млрд. долл., около 70% экспорта, тогда как в 2005 г. - около 35%, т. е. наблюдается труднопреодолимая тенденция выхода внешней торговли на нулевое сальдо оборота. Рост объема и структурные сдвиги импорта в части увеличения доли нового оборудования и информационных технологий в сочетании с ускорением роста спроса на информационные технологии на внутреннем рынке обладают высокой степенью инерционного влияния на внутренний рынок и подавление конкурентной способности отечественных производителей инновационного продукта.

Практически отечественные товаропроизводители, прежде всего перерабатывающей промышленности, находятся в среде выживания, на грани потери конкурентной способности на внутреннем рынке в связи с инициируемой экономической и монетарной политикой ситуацией: укреплением валютного курса национальной валюты и повышением конкурентной способности импорта по широкому кругу товаров. Смещение финансовой и денежно-кредитной политики к ограничению платежеспособного спроса с использованием собственно мощного инструментария сужения кредитных возможностей повышения деловой (инновационной) активности оказывает особое влияние на подавление импульсов к инновационному поведению как потенциальных новаторов, так и инвесторов.

В России в отличие от активной денежно-кредитной политики стран с развитой рыночной экономикой, с ориентированностью на стимулирование спроса и оживление производства финансовая и денежная власть в лице банка реагирует на рост спроса введением финансовых и денежных ограничений и деловой активности. Естественна при этом реакция Банка России на рост темпов инфляции - ограничение спроса: ставка рефинансирования в 2010 г. была повышена до 10,5% при темпах инфляции до 11,9% при величине официального ориентира - 8,5%.

Не имеет перспективы в плане обеспечения финансовой стабильности (если понимать ее как опорную составляющую развития экономики), и тем более инновационного развития, проводимая в последние годы денежно-кредитная политика ЦБ РФ относительно сдерживания тенденции укрепления курса рубля и роста валютных резервов:

рост валютных резервов Банка России связан с повышенным спросом структур экспортно-сырьевого сектора на национальную валюту и концентрацией денежной массы в этом сегменте внутреннего рынка, в основном в крупнейших банках, его обслуживающих, при нарастании дефицита денежной массы в других, несырьевых секторах экономики;

обеспечение стабильности денежного обращения созданием в масштабных размерах валютных резервов (при незначительности объема золота) представляет реальную зависимость устойчивости национальной валюты от состояния экономики стран-эмитентов резервной валюты;

смещение потоков денежной массы по каналам валютного рынка в сферу услуг крупнейших банков (предоставляемых преимущественно корпорациям экспортно-сырьевого комплекса) сужает потенциал кредитования большей части российских банков.

Создание видимости финансовой стабильности - образования валютных резервов ЦБ РФ и стабилизационного фонда за счет выведения в крупном масштабе средств из активного денежного оборота национальной экономики в действительности скрывает угрозу перспективы ее диверсификации и инновационного развития. Угроза в основном в потере времени, что в условиях расширения финансовых рынков и усиления фактора конкуренции на всех уровнях равносильно в лучшем случае инерционному развитию.

Не меняет радикально положения и создание институтов развития, включая Банк развития, инвестиционный фонд, госкорпорацию нанотехнологий, Российскую венчурную компанию и фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. Создание и направленность на капитализацию этих институтов развития 640 млрд. руб. денежных ресурсов, в том числе 300 млрд. руб. из стабилизационного фонда, не меняет главного - инерцию торможения развития национальной экономики (в отличие от роста ВВП) проведением финансовой и денежно-кредитной политики ограничения денежного спроса. В данном случае в действие вводится комплекс процедур (ограничений) по использованию денежных средств.

Наделение инвестиционными ресурсами институтов развития практически означает перевод денежных средств с одних счетов Министерства финансов в ЦБ РФ на другие, оставляя их на неопределенное время в активах Банка России за пределами денежного и в целом воспроизводственного оборота, а именно создания инновационной среды развития. Возможность возникновения ситуации очевидного торможения инновационного развития в значительной мере обусловлена неразвитостью институциональной среды, практически отсутствием четко сформулированных правовых основ взаимоотношений, возникающих в финансовой сфере относительно инновационного сектора. Это касается и развития венчурного финансирования, финансового лизинга и сформированных институтов развития.

Обобщая основные моменты сложившейся ситуации в банковском секторе с позиции вовлечения национальных банков в сферу инновационного развития российской экономики в ближайшей перспективе, нельзя не признать явную неготовность банковской системы в целом, включая Банк России и совокупность коммерческих банков, к реализации этого направления. Кроме того, жесткие ограничения денежного пространства деятельности российских банков на внутреннем рынке определяют увеличение разрыва между соотношением активов банковского сектора и ВВП в России и на Западе и соответственно реальными возможностями кредитования экономики, тем более инновационного сектора. При этом инновационная ориентация кредитных организаций страны зависит, прежде всего, от уровня развитости национальной кредитной системы, готовности к обеспечению особых требований заимствования инновационным сектором.

Одновременно сказывается влияние социально-экономической среды собственно функционирования российских банков.

В комплексе проблем торможения инновационной ориентации российских банков одна из ключевых - нарастающее противоречие динамики формирования кредитных ресурсов преимущественно краткосрочного характера и спроса потенциальных заемщиков на долгосрочные кредиты. В решении этой проблемы, формирования "длинных ресурсов" кредитных организаций немаловажное влияние оказывает ситуация в сфере потребления и сбережений населения, отражающая тенденции социально-экономического развития страны с начала 1990-х гг. Здесь надо понимать, что капитализация сбережений граждан в части их включения в формирование ресурсов национальных банков и кредитование инноваций является ключевой проблемой не только и не столько национальной банковской системы, сколько государственной политики выведения экономики страны из сырьевой зависимости.

Очевидно, что доминирующим фактором склонности к сбережениям населения страны относительно потребления является ожидаемая финансовая стабильность, реакция физических лиц на инфляционную ситуацию, степени ощутимого обесценения доходов и накоплений. В отличие от Запада, где адаптация населения к инфляции в 2-3% не снижает уровень накоплений, в России ожидание ее роста в 10 и более процентов неуклонно отражается в снижении склонности к сбережениям в различных формах. При этом предпочтение в реализации доходов зависит от уровня доходов групп населения: семьи с относительно низким уровнем дохода, составляющие в России массовый слой населения, с повышением уровня доходов отдают предпочтение вложениям в текущее потребление. Группы же с высоким уровнем дохода предпочитают вложения в недвижимость в стране или за рубежом, депозиты в иностранных банках или ценные бумаги.

Наблюдаемая с 2000 г. тенденция роста вкладов физических лиц в российских банках отражает не столько финансовую стабильность, сколько усиление неопределенности в денежной и валютной сфере, что не стимулирует долгосрочность вкладов, не отвечает условиям, необходимым для формирования ресурсов для инноваций.

Относительно вовлечения сбережений населения в формирование долгосрочных ресурсов банков надо признать, что Федеральный закон "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" усилил государственную защиту интересов вкладчиков. Однако ограниченность страховой суммы на фоне высокой инфляции снижает мотивацию населения к вложениям в российские банки. Проблема "длинных" ресурсов также в том, что депозиты физических лиц по существу являются средствами "до востребования". А главное - в отсутствии склонности населения к долгосрочным сбережениям.

Проблемы торможения инновационной активности бизнеса возникают не только в банковской сфере - со стороны рынка предложения кредита. В не меньшей мере сложности возникают на стороне рынка спроса на заемные источники инновационной деятельности. Неразвитость института заимствований, отсутствие четкой правовой основы в сфере кредитования инновационной деятельности находит отражение в торможении вовлечения в инновационную экономику предприятий, особенно среднего и малого бизнеса. В отличие от более распространенного бизнеса малых предприятий в сфере торговли и услуг в инновационной сфере их участие зависит от многих условий, но возможность заимствования средств на долгосрочной основе является доминирующим началом. Способность кредита предвосхищать доход, в данном случае с опорой на интеллектуальную собственность, дает реальную основу перспективе инновационного кредита.

Возможности заимствования средств на долгосрочной основе открывают для потенциальных "новаторов" путь к реализации новых идей, одновременно определяют реальную основу перспективы развития инновационного кредитования и новых услуг банковского сектора. Остановка лишь за развитием института кредитования малого бизнеса, среднего и крупного в специфической сфере создания инновационного продукта, закона, определяющего все позиционные моменты отношений между кредитором и заемщиком, включая закон об интеллектуальной собственности и инновационном продукте.

Уровень готовности национальной банковской системы, возможность адаптации ее к условиям инициирования инновационного развития российской экономики определяется рядом обстоятельств. Прежде всего, это необходимость и возможность переориентации денежно-кредитной политики от принятого курса ограничения кредитной активности национальных банков к повышению их потенциала по введению экономики страны в русло инновационного развития. Важнейшими условиями являются реализация комплекса мер по снижению кредитных рисков в связи с участием банков в инновационном процессе, создание системы прямых и обратных связей.

Финансовые и денежно-кредитные аспекты торможения инновационного развития экономики России - масштабная проблема, требующая создания научного центра по ее изучению и решению в контексте стратегии социально-экономического развития до 2020 г.

 

Наши новости и издания

Март 2014
Начата работа над новой статьей А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова, посвященная практике НФТ в разных странах мира, включая Австралию, Индонезию, Южную Корею, США, Великобританию и другие страны мира. Одновременно подходит к концу работа над совместной статьей А. Э. Баринова и О. В. Белой "О системах риск-менеджмента в области инвестиций и инвестиционных проектов в России: право, практика, перспективы". Статья будет завершена в конце этого года. и представлена в ряд российских и зарубежных экономических изданий.
 
Февраль 2014
Подготовлен черновой вариант книги А. Э. Баринова: "Прикладной риск-менеджмент при реализации инвестиционных проектов: право, практика, перспективы (PPP)". После авторской редакции книга будет представлена ряду российских и зарубежных издательств. Отдельные главы книги можно будет вскоре почитать в соответствующих разделах сайта.
 
Январь 2014
В журнале "Финансы и кредит" вышла статья А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова "Об эффективности принимаемых на государственном уровне мер по внедрению новых финансовых технологий в систему экономического развития Российской Федерации". Статью можно почитать в одноименном журнале № 6, февральский выпуск.
 


Новости финансов