Главная Мы предлагаем М.И.Л.И.Ф. Команда и контакты
 

§ БАНКИ РАЗВИТИЯ И ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО - Точка опоры (Эксперт (Россия), 27 октября 2011г.)

БАНКИ РАЗВИТИЯ И ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО - Точка опоры

Волков Станислав, Самиев Павел

27 октября 2011

Эксперт (Россия)

Продолжение реализации крупных инвестиционных проектов и финансирование развития инфраструктуры и промышленного производства будет эффективно только при условии масштабного участия коммерческих банков, страховщиков и частных управляющих компаний. Существующая модель государственно-частного партнерства при денежном голоде банковской системы приведет нас в тупик

Продолжившееся во второй половине 2011 года расползание американского кредитного кризиса похоронило последние надежды на возврат к прежней модели развития, когда российские банки брали (фактически под залог размещенного за рубежом Стабфонда) сравнительно дешевые деньги и с прибылью раздавали их российским заемщикам. Из этой цепочки надолго выпало ключевое звено - транснациональные финансовые институты, которым потребуется время на рекапитализацию и переоценку рисков.

Эра "дешевых денег" закончилась, а растущие потребности российской экономики и населения в банковских услугах остались. Огромны потребности реального сектора экономики в обновлении производственной базы и инфраструктуры, рост доходов и уровня финансовой грамотности населения сформировал устойчивый спрос на финансовые инструменты. Мощная суверенная финансовая система требуется государству для проведения макроэкономической политики и реализации масштабных госпроектов.

Выстраивать суверенную систему в существующих непростых условиях необходимо за счет более активного вовлечения финансовых институтов в механизмы государственно-частного партнерства.

Нынешняя модель частно-государственного партнерства не стимулирует эффективное взаимодействие. Причины, по большому счету, две. Первая: принцип "разделения труда" дестимулирует нацеленность на результат. К примеру, государство и частный бизнес договариваются вместе развивать некий производственно-инфраструктурный кластер. Государство берется строить железную дорогу из точки А в точку Б, а частный инвестор - предприятие в точке Б. При этом деньги выделяются некредитные, риски не управляются и не страхуются в значительной степени, в результате сроки срываются, частный инвестор, который не несет бремя риска по инфраструктурной части задачи, не контролирует эффективность этих инвестиций, а государство не может контролировать, что в итоге в точке Б построит частный инвестор. Вообще такое взаимодействие в отсутствии рыночных стимулов и внешнего мотива (например, банковского риск-менеджмента и кредитного механизма) вырождается в отличную "кормовую базу" для чиновников. И не более того. Вторая причина: банки, страховые и управляющие компании очень слабо задействованы в проектах ЧГП. Их либо не пускают в эту сферу (см. пункт первый), либо они не имеют возможность фондирования под такие сроки и масштабы проектов. А это уже фундаментальная проблема нашей финансовой системы. То, что уже набило оскомину и, пожалуй, даже стало общим местом, - нет длинных денег. Могут ли они появиться? Тем более в такой непростой ситуации, как сейчас?

На поклон к государству

Мировая финансовая система вступила в период повышенной волатильности, и в ближайшие полгода-год рассчитывать на высокие темпы привлечения средств частного сектора не приходится. В этих условиях использование части накопленных сбережений государственных и квазигосударственных структур, направленное на смягчение дефицита ресурсов, оправданно. Альтернатива - "кредитная заморозка", острый дефицит оборотных средств, резкое замедление экономического роста, в конечном итоге - подрыв основ политической и социальной стабильности - выглядит крайне непривлекательно.

Дьявол кроется в деталях, точнее - в механизмах предоставления госсредств. Инфляция, коррупция, вытеснение внутренних частных сбережений - все эти негативные последствия можно и нужно минимизировать. К примеру, рефинансирование государственными фондами валютных кредитов, выданных российским компаниям на покупку зарубежных компаний или технологий, не приводит к росту инфляционного давления и сколько-нибудь существенному дестимулированию частных сбережений. Публичный статус компании, требования к рейтингам, системе корпоративного управления и информационной открытости должны свести к минимуму коррупционные риски, а кредитные риски возьмет на себя банк.

Не создаст дополнительного инфляционного давления и рефинансирование валютных кредитов банков, замещающих внешние займы российских компаний. В этом случае банк, выдав валютный кредит российской компании, получит от государственного агентства кредит на сопоставимую сумму. Фактически российский финансовый сектор заменит иностранный в качестве посредника при размещении государственных валютных резервов. Динамика денежной массы от этого не изменится, а процентная маржа останется в России и поспособствует укреплению российской финансовой системы.

Золото под ногами

Сбережения государства смягчат эффект резкого падения притока внешних займов лишь в ближайшие один-два года. Уже сегодня нужно работать над тем, чтобы к 2013-2014 годам заработали другие драйверы роста. Кто-то скажет, что в России, кроме госрезервов, нет внутренних сбережений, достаточных для формирования ресурсной базы банков, и будет не прав. Во-первых, у нас приемлемый уровень текущих валовых сбережений - порядка 31% ВВП. Другое дело, что в 2010 году только 21% из них было использовано для инвестиций в основной капитал. Во-вторых, существуют накопленные и приобретенные сбережения в форме материальных и нематериальных активов. Чтобы они стали капиталом, они должны получить денежную оценку и начать обращаться на рынке. В концепции развития финансового рынка, подготовленной рейтинговым агентством "Эксперт РА" и Ассоциацией региональных банков России, этот процесс назван капитализацией активов. Предложение обсуждалось на банковском форуме в Сочи "Банки России - XXI век". Предъявленные президентом Ассоциации Анатолием Аксаковым и генеральным директором "Эксперт РА" Дмитрием Гришанковым принципы прорыва на финансовом рынке вызвали одобрение финансистов и некоторое непонимание монетарных властей. К сожалению, главный аргумент противников ускорения развития - "не надо торопиться, мы и так неплохо растем". Эта пораженческая позиция никогда не позволит вывести Россию в мировые финансовые лидеры.

Столь мощный макроэкономический рычаг, как капитализация национального богатства, использовали все страны, лидирующие сегодня по уровню экономического развития. Так сказать, высший пилотаж в этой сфере демонстрируют США, где, помимо прочего, через эмиссию валюты сверх потребностей национальной экономики капитализируется доверие к доллару. Конечно, сейчас модно рассуждать о крахе американской системы. Бурная дискуссия по этому поводу развернулась, например, на девятой Алма-Атинской межбанковской конференции. Михаил Хазин, президент компании "Неокон" и телеведущий Михаил Леонтьев - наиболее яркие сторонники тезиса о полном провале американской модели - предрекают абсолютный коллапс в американской экономике и финансах. Однако нельзя не признать, что на протяжении очень продолжительного времени США эффективно направляли риски на экспорт (и часть из них Россия успешно импортировала под эгидой стерилизации внутренней ликвидности). Есть чему поучиться - тем более что у нас имеется возможность избежать ошибок американцев. Например, понятно, что даже ради стимулирования кредитной активности не стоит позволять банкам полностью перекладывать кредитные риски на инвесторов, как это было в США.

В России объем некапитализированного национального богатства (земля, рекреационные ресурсы, изобретения и проч.) таков, что капитализация обязана стать одним из ключевых драйверов роста. Капитализировать активы, то есть вовлечь их в финансовый оборот, можно путем превращения в биржевой товар, выпуска обеспеченных ценных бумаг, внесения в капитал финансовых и нефинансовых институтов. Как один из механизмов капитализации можно рассматривать создание авиастроительной и судостроительной корпораций с последующим выводом этих компаний на IPO. Анонсированное недавно создание Фонда содействия развитию жилищного строительства - фактически еще один механизм, который позволит затем капитализировать часть земельных ресурсов, принадлежащих государственным структурам.

Для стимулирования банковского кредитования наилучшим образом подходит использование актива в качестве залога, снижающее банковские риски. Кроме того, рубли, эмитированные под транзакционный спрос для сделок с капитализированными активами, могут пополнить пассивы кредитных организаций в виде депозитов юридических лиц и вложений в капитал банков, а сами активы - войти в состав собственных средств кредитных организаций.

Чтобы механизм капитализации заработал, потребуется изменить законодательную базу в сфере защиты прав собственности, залогов, секьюритизации и планомерно работать по изменению соответствующей правоприменительной практики. Необходимы также процедуры оценки активов, организованные рынки для торговли активами, поддерживающие котировки маркетмейкеры, совершенствование патентного права, синхронизация кросс-секторного регулирования.

Успешный опыт капитализации нефтегазовых запасов в стоимости акций "Газпрома" и других российских компаний свидетельствует, что передача полного контроля над активами иностранному капиталу не является необходимым условием их адекватной оценки. Кроме того, во избежание возникновения пузырей на рынках активов, запасы которых крайне ограничены (например, недвижимость в центре крупных городов), часть их может оставаться в собственности федеральных, региональных и муниципальных властей и предоставляться в аренду. В этом случае государство сможет отреагировать на спекулятивный рост цен увеличением предложения активов, предоставляемых в долгосрочную аренду.

Когда эффект капитализации активов начнет иссякать, важнейшим драйвером роста станут сбережения населения. Для этого требуются стабилизация инфляции на уровне ниже средних ставок по депозитам, повышение финансовой грамотности и расширение спектра доступных инвестиционных инструментов для консервативных инвесторов. Позитивный эффект способен обеспечить и механизм вмененных инвестиций - субсидированных государством средств, использование которых ограничено. Один из таких механизмов - "материнский капитал" - уже запущен, на подходе софинансирование государством пенсионных накоплений.

Где солому стелить

Задействовав все эти механизмы, можно обеспечить рост активов российских финансовых институтов, существенно опережающий динамику номинального ВВП. Однако быстрый рост финансового сектора вкупе со слабо развитой финансовой инфраструктурой, неадекватными технологиями управления рисками, затрудненным перетоком ликвидности между банками, а также отсутствием отлаженных механизмов сотрудничества между банками и монетарными властями ведет к накоплению системных рисков и увеличивает чувствительность к различным шокам. Поэтому не обойтись без механизмов, ограничивающих принятие рисков и смягчающих последствия внешних и внутренних шоков.

Самим банкирам многое предстоит сделать по приближению систем управления рисками к наилучшей мировой практике. Внедрение скоринговых моделей в розничном секторе, отработка процедур управления просроченной задолженностью, мероприятия по минимизации операционных рисков - вот лишь некоторые из направлений совершенствования корпоративного риск-менеджмента. Необходимы консолидированные усилия участников рынка и органов власти по совершенствованию инфраструктуры, обеспечивающей оценку рисков (обмен информацией между бюро кредитных историй, устранение правового вакуума в сфере рейтингования) и переток ликвидности внутри банковского сектора (организованный рынок межбанковского кредитования, развитие синдицированного кредитования).

Но часть масштабных рисков все же должны взять на себя монетарные власти. Последствия кредитного кризиса в США - яркий пример внешнего шока, с которым банковский сектор самостоятельно не справится. В середине 2011 года замаячил призрак уже внутреннего шока - "жесткой посадки" экономики, спровоцированной чрезмерным ужесточением монетарной политики. Еще один пример -- ожидаемая в 2011-2014 годах волатильность потоков как по текущему, так и по капитальному счету платежного баланса. Сгладить эти колебания призвано краткосрочное рефинансирование со стороны Банка России. Поэтому важно, чтобы система рефинансирования ЦБ РФ основывалась на прозрачных правилах, позволяющих получить доступ к рефинансированию всем кредитным организациям с приемлемым качеством активов.

Крайне важен конструктивный диалог надзорных органов с банками. Такой диалог позволяет быстро купировать проблемы отдельных банков - находить "белого рыцаря", предоставлять рефинансирование, предотвращать вывод активов из проблемных банков. Избежать при этом чрезмерного роста расходов на содержание надзорного аппарата поможет дифференцированное регулирование, при котором интенсивность контактов с банком зависит от набора лицензий, размера активов и роли банка в системе.

Мнения специалистов

1. Возможно ли осуществление проектов ЧГП без применения страховых механизмов защиты возникающих рисков?

2. В чем именно специфика страхования проектов ЧГП? Какие риски могут быть застрахованы?

3. С какими проблемами столкнутся страховщики при работе по страхованию проектов ЧГП? Можно ли их решить и как именно?

Николай Галушин, заместитель генерального директора ОСАО "Ингосстрах"

1. Возможно. Это зависит от самого проекта, от подхода к защите рисков со стороны обеих сторон и от того, насколько спрос на страховую услугу будет соответствовать предложению. Очень много проектов не страхуется вовсе, другие обладают потрясающими по набору рисков программами страхования. Особняком стоит тема страхования ответственности за исполнение контракта - попытка за красивой, но бесполезной бумажкой спрятать реальную картину рисков, требующих именно страховой защиты.

2. Никакой специфики страхования рисков в ЧГП нет. Все вопросы косвенно склоняют страховщиков к развитию темы страхования инвестиций или страхования ответственности за исполнение взятых сторонами обязательств. Скажу просто - это не страхование и страховать такие риски нельзя. Любая защита интересов сторон лежит исключительно в плоскости текста контракта, предусмотренных обязательств и судебного инструмента - единственно возможного для разрешения споров хозяйствующих субъектов. Поэтому, отметая вымышленную тему страхования инвестиционных рисков и рисков страхования ответственности за исполнение обязательств в рамках ЧГП, мы приходим к тому, что любой проект по ЧГП - это набор рисков, закрываемых классическими страховыми продуктами: страхованием грузов, страхование строительно-монтажных рисков, страхование операционных рисков. А единственная специфика заключается в том, что минимизация возможных проектных рисков заключается в комплексной, без дыр, страховой защите проекта на каждой стадии его реализации.

3. Проблема только одна. В рамках проектов ЧГП страхователь будет пытаться найти решение своих вопросов - переложить на страховщика не свойственные страхованию риски (гарантию предоставить, страховать ответственность за исполнение контрактов величиной в несколько десятков миллиардов долларов и т. д.). Некоторые страховщики будут готовы к этому, причем абсолютно не задумываясь о возможных последствиях убытков по таким договорам страхования, а для других страховщиков вход в проекты ЧГП будет ограничен, так как они честно будут говорить, что такие риски страховать с использованием инструментов коммерческих страховщиков невозможно. И опять страусиная ситуация: одним важна будет бумажка, не обеспеченная ничем, а другие (не все, но некоторые) будут с радостью ее впаривать, моля о "ненаступлении ответственности" и зная, что по договору не будет выплат из-за расставленных в нужных местах запятых.

Сергей Тищенко, генеральный директор Московской страховой компании и СК "Стандарт-Резерв"

1. Возможно, так как в теории управления риском кроме страхования есть и нестраховые методы переноса рисков, но страхование, безусловно, наиболее эффективный метод.

2. Пакет рисков зависит от формы, в которой осуществляется ЧГП.

К первой группе можно отнести формы соглашений, которые регулируются законодательством: для государственных контрактов - страхование ответственности по контракту, для соглашений о разделе продукции - страхование ответственности по возмещению ущерба в случае аварий, повлекших за собой вредное влияние на окружающую природную среду, для концессионных соглашений - страхование риска случайной гибели и (или) случайного повреждения объекта концессионного соглашения, а также страхование риска ответственности концессионера за нарушение обязательств по концессионному соглашению.

Ко второй группе относятся формы соглашений, в которых виды страхования определяются обычаями делового оборота: по арендным отношениям, связанным с передачей частному бизнесу функций управления объектами недвижимости, в том числе предприятиями, и по инвестициям в государственно-частные предприятия - страхование переданного в аренду или в собственность имущества, по финансовой аренде (лизингу) - страхование объекта лизинга и лизинговых платежей.

Специфика страхового покрытия определяется предметом ЧГП. Например, если взять основные виды соглашений, используемых в международной практике для реализации проектов ЧГП, то большинство из них связано со строительством дорог, промышленных объектов и т. д. (BOT - Build-Operate-Transfer, BTO - Build--Transfer-Operate и проч.). По подобным договорам прежде всего предлагается покрытие строительно-монтажных рисков.

3. Основная проблема - внесение изменений в закон 94-ФЗ от 21.07.05 в части оценки результатов конкурсов по госконтрактам для страховщиков, так как главный показатель - цена (страховая премия) - достаточно бессмыслен. Это приводит к демпингу со стороны небольших компаний, а в дальнейшем - к прямо противоположному результату в отношении исполнения госконтракта: банкротству страховщика и неисполнению обязательств (прецеденты уже были). Ну и, конечно, - прозрачность и неаффилированность тендеров.

 

Таблица. Публичные рейтинги банков, действующие на 20.10.2011г.

 

Автоградбанк: В++

Азиатско-Тихоокеанский банк: А

АФ-банк: В+

Банк проектного финансирования (БПФ): А

Банк "Экспресс-кредит": B+

"Вологжанин»: B++

Волго-Камский банк: B++

Газпромбанк: А++

"Енисей": B+

Камский коммерческий банк (Камкомбанк): B++

Коммерческий банк "Транспортный": B++

Коммерческий Волжский социальный банк (ВСБ): B+

Мособлбанк: B+

Мордовпромстройбанк: В

Национальный банк внешнеэкономической деятельности Республики Узбекистан (НБУ ВЭД): A

"Пересвет": A

"Петрокоммерц": A+

Петрофф-банк: B++

Региональный банк развития: B+

Российский промышленный банк (Роспромбанк): B++

Сембанк: B

"Славия": B+

Татфондбанк: А

Транскапиталбанк: A+

Трансстройбанк: B+

Узпромстройбанк (Узбекистан): В++

ФИА-банк: А

Хамкорбанк (Узбекистан): В+

Челябинвестбанк: А

"Электроника": А

Энергобанк: B++

Экономбанк: B+

Юнитбанк*: B.

 

*Рейтинг отозван.

Наши новости и издания

Март 2014
Начата работа над новой статьей А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова, посвященная практике НФТ в разных странах мира, включая Австралию, Индонезию, Южную Корею, США, Великобританию и другие страны мира. Одновременно подходит к концу работа над совместной статьей А. Э. Баринова и О. В. Белой "О системах риск-менеджмента в области инвестиций и инвестиционных проектов в России: право, практика, перспективы". Статья будет завершена в конце этого года. и представлена в ряд российских и зарубежных экономических изданий.
 
Февраль 2014
Подготовлен черновой вариант книги А. Э. Баринова: "Прикладной риск-менеджмент при реализации инвестиционных проектов: право, практика, перспективы (PPP)". После авторской редакции книга будет представлена ряду российских и зарубежных издательств. Отдельные главы книги можно будет вскоре почитать в соответствующих разделах сайта.
 
Январь 2014
В журнале "Финансы и кредит" вышла статья А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова "Об эффективности принимаемых на государственном уровне мер по внедрению новых финансовых технологий в систему экономического развития Российской Федерации". Статью можно почитать в одноименном журнале № 6, февральский выпуск.
 


Новости финансов